Построение общего позиционного пространства. Позиционные схемы и общность

Предыдущая45678910111213141516171819Следующая

Позиционные схемы, позволяющие выявить структуру общности, занимающиеся решением определенной проблемы, являются формой познания и средством преобразования общности и способностей самого человека.

Здесь мы подходим к принципиальному моменту, выявленному и простроенному, как нам кажется, прежде всего Г.П. Щедровицким о роли схем в организации существования и функционирования общности. Все дело в том, что Г.П. Щедровицкий открыл важнейший феномен нашей общественной «советской» жизни, который заключался в том, что, высказывая определенную точку зрения по заданному вопросу, люди не понимают, как и почему они ее высказывают подобным образом, какие еще есть точки зрения, как можно точку зрения на некоторый высказываемый вопрос нормировать. Общественная «советская» жизнь, несмотря на бурные общественные изменения в стране, осталась прежней, если еще больше не деградировала. Г. П. Щедровицкий затронул очень сложный слой, связанный с коммуникативно-мыслительной культурой нашего общества. Для наращивания культуры нужна подвижническая работа в течение десятилетий.

Другие, участвующие в коммуникации и обсуждении собеседники, как правило, не способны понять и продемонстрировать понимание точки зрения собеседника. Собственно, в этом слое работы Щедровицким и была выдвинута идея позиционных схем,которые, прежде всего, характеризуются средствами профессиональной деятельностилюдей, участвующих в дискуссии.

Предполагалось, что схемы профессиональной деятельности и профессионального мышления в очень сильной степени определяют понимание и видение рассматриваемого и обсуждаемого вопроса. Хотя, дорогие ученики, вы понимаете, что можно собрать для обсуждения проблемы людей из одной профессиональной корпорации, у которых должен быть общий тип профессионального мышления и деятельности.

Но и в этом случае окажется, что различие их видений и понимания опять-таки будет весьма значительным, оно определяется не столько средствами профессионального мышления и деятельности, сколько ценностями, целями и перспективой видения.

Таким образом, в зависимости от того, какой будет собираться коллектив, какой будет рассматриваться вопрос, мы в результате рефлексивного анализа индивидуальных продуктов деятельности каждого члена коллектива, в данном случае высказываемого понимания, будем выявлять те или другие организованности мышления, деятельности и сознания, влияющие на понимание и видение каждого члена коллектива. Прикрепляемые к выявляемому на основе рефлексии типу понимания собранных по случаю (ad hoc) членов общности своеобразные таблички с орга-низованностями мышления, деятельности, сознания, превращающиеся в предмет коллективной проработки, и начинают выступать в качестве содержания значка позиции.



Значок позиции как форма определяет, что начинает рефлектироваться и осваиваться в качестве условий/характеристик, определяющих, влияющих на высказываемое видение-понимание рассматриваемого вопроса. Предполагается, что я как участник коллективной дискуссии могу не только понимать, что говорит каждый участник, но вычитывать и осваивать те организованности мышления, деятельности, сознания, которые определяют данный тип понимания.

Позиционная схематизация является особым каналом выхода на обобществление способностей и опыта всех членов коллектива. Участник коллектива может, если он этого пожелает, выявлять специфические способности участников коллективной коммуникации и превращать их в предмет освоения.

Однако конкретная группа-коллектив, с которой ведется работа и внутри которой ее участники осуществляют позиционное самоопределение, не является некоторым изолированным от жизни и отделенным от общества объединением.

Ее члены включены во множество других коллективов и групп, поэтому, осуществляя позиционный анализ группы/коллектива, мы одновременно можем восстанавливать и выявлять позиции по отношению к рассматриваемому вопросу, существующему в более широкой общественной системе. Собственно из этой общественной системы — средств массовой информации, общения — и приносят свои взгляды и идеи члены коллектива.

Поэтому, очень важно, выявить, является ли высказываемая точка зрения собственной или заимствованной, самостоятельно ли она выработана и построена данным членом группы, или она сложилась под воздействием обстоятельств. И самое главное, каково отношение лица, высказывающего данную точку зрения, к ней самой, полностью ли он с ней отождествляется, или относится к ней как к внешне заимствуемой характеристике.

Для различения всех этих разных моментов существует специально отработанный язык схематических различений, позволяющий описывать социальное действие и поведение человека.

При анализе высказываемых точек зрения участников коллективной работы необходимо различать место, роль, персонаж, маску, куклу и собственно позицию.

Место закрепляет положение, занимаемое человеком, в административной структуре деятельности, системе власти, которое определяется его нахождением в административной иерархии, статусом и властными полномочиями. Подобное положение весьма значительно влияет на сознание и мышление человека, на то, что он понимает, и на то, как он смотрит на тот или другой вопрос.

Каждое место наделяет человека определенными возможностями, открывает для него способы восприятия социальной ситуации. Но точно также всякое место одновременно весьма существенно закрывает для человека конкретное восприятие данной ситуации.

Конкретное место организует понимание условий и способов деятельности, необходимых для действия человека в данном месте. Если сознание и понимание не будет соответствовать тому властному административному месту, которое занимает человек, он окажется неадекватен возложенным на него административно-управленческим функциям.

Так, ваше место — это место учеников, которое очень серьезно определяет ваши возможности, то, что для вас является реалистичным или, наоборот, бессмысленным.

Рольописывает характеристики поведения, функциональные особенности человека внутри коллективных систем поведения. Функции роли определяют ожидания со стороны других участников общественного поведения, которые во многом определяют и управляют поведением конкретного человека. Реализуя определенную роль,человек исполняет некоторый социальный ритуал (члена семьи, профессионального сообщества, члена жизнедеятельностной группы), заданные ему массовидные, естественным образом осуществляющиеся характеристики поведения. Осуществление подобных поведенческих характеристик позволяет ему чувствовать себя адекватно в общении и взаимодействии с другими людьми. В этом случае человека воспринимают как члена привычного и объяснимого социального действа.

Бороться с ролью бессмысленно, в этом случае человек оказывается «выброшен» из взаимодействия с социальным окружением. Он как бы лишается своей социальной кожи, укрытия, защищенности и становится подвержен пристальному вниманию и рассмотрению со стороны других людей. Для того чтобы преодолеть ролевое поведение, человеку необходимо выйти из системы общественных связей и стать отшельником, либо сформировать свой собственный ритуал и навязать его другим людям.

У вас помимо места ученика, которое характеризует ваше статусное положение в школе, классе, обществе, существует еще роль ученика, которая определяет ваше поведение в отношениях со сверстниками, старшими и учителями.

Анализ ролевого поведения человека весьма подробно рассматривается в специальной дисциплине — социальной психологии. В частности, американская социальная психология, изучая поведение человека в группе, большое значение придавала как раз изучению поведенческих ролей, которые реализуют члены группы.

Можно утверждать, что ролевые структуры, ролевые образцы — паттерны — выступают в качестве универсальных схематизмов, на основе которых можно понимать человеческое поведение. Ролевые функции внутри сложных структур человеческого поведения, позволяют предсказывать действие человека в ситуации. Используя известное выражение Галилея о том, что «книга природы написана на языке математики», можно утверждать, что книга человеческого поведения написана на языке ролей.

Именно этот схематизм ролей делает поведение человека понятным, предсказуемым и ожидаемым со стороны других. Но замыкаясь исключительно в схематизме ролевых функций, человек оказывается привязан к тому, что происходит в его ближайшем социальном окружении.

Человек открыт восприятию религии и культуры и может строить свое действие и свою жизнь в соответствии с теми образцами поведения и действия, которые существуют в культуре в том числе формируя и из своего действия образец подобного рода.

Культурный герой выступает в качестве своеобразного персонаига, который представляет собой предмет отношения и даже подражания со стороны других людей. Таким образом, персонаж — это некоторое типизированное поведение и действие, которое вырывается за границы привычного и обыденного. В характеристике ролей и персонажей жизненные особенности поведения человека оказываются соотнесены с театром. Человек являет некоторые особенности поведения и действия, которые не укладываются в систему массовых поведенческих ролей, но с другой стороны, выявляют нечто предельное и тем самым типическое.

Персонаж в соответствии с политической поэтикой древнегреческого театра трагедии — это то, что требует обязательного внимания со стороны всех жителей полиса к организации сознания героя и сострадания ему для возможного изменения собственных принципов поведения. Роковая гибель героя определяется некоторым заданным отношением к происходящему, которое не может стать предметом рефлексии и поэтому является программирующим и определяющим его автоматическое, подвигающее к гибели поведение.

Таким образом, персонаж — это, как правило, такая характеристика поведения и действия, которая выходит за рамки привычных, отработанных и ритуализированных социальных функций, но носит характер некоторой культурно-природной катастрофы — для данного героя или для всей общности. За действиями персонажа остаются либо скрытыми, либо отсутствуют принципы и способы выстраивания его понимания, действия, самоопределения.

В том случае, когда процесс построения собственного понимания, видения и действия развернуто представлен, и человек его последовательно осуществляет, мы как раз и имеем дело с процессом позиционирования,с созданием позиции.

Момент, связанный с творением самого себя на основе принципов собственного действия, был выделен И.Г. Фихте. Человек способен себя кем-то определенным помыслить и действовать в соответствии с этим «помышлением» себя. В этом случае понимание, видение, мышление выстраиваются человеком на основе специально организуемого его собственного действия. Этот момент очень четко предполагает, что даже в системе теоретического мышления представлена общественная нравственно-доксическая (от древнегреческого doxa — мнение) позиция человека. Как обращает внимание профессор Р Лаут, этическое нравственное мнение человека не замещается теоретическим знанием — episteme — но, будучи связано с действием, определяет способ построения человеком процессов мышления Мышление при подобном его опосредовании действием становится практическим процессом

Человек, выстраивая свое теоретическое представление, каждый раз выражает определенное ценностное отношение к предмету теоретического мышления.

Это прежде всего проявляется в структуре проблемной ситуации, когда человек оказывается способен оспорить любое положение, высказанное участником коммуникации(см. Метапредмет «Проблема»)

Подобное представление после И.Г. Фихте нашло свое отражение в учении неокантианцев о том, что отрицательные суждения имеют совершенно особую природу, они являются оценочными суждениями4 — в них человек производит только оценку того или иного объекта, ситуации, мнения и т. п. «Отрицательное суждение — это вовсе не суждение (ибо такая концепция ведет к regressus ad infinitum), а оценка, стало быть оно является не связкой представлений, в которой предикат оказывается «незначимым», неподходящим, но суждением «о истинной ценности суждения» (ссылка на Виндельбланда) » — Хайдеггер М Феноменология и трансцендентальная философия ценности.— Киев, 1996. С. 52.

Таким образом, позиционирование можно сравнить с выходом человека в открытое пространство, «в открытый космос», где он разрывает и сложившиеся статусные властные отношения, и формы ролевого поведения, преодолевает культурные стереотипы. Человеку приходится формировать пространство своего собственного действия заново — на собственный страх и риск.

В этом случае свободное нравственное действие человека определяет то, что в результате будет построено. Позиция есть выставленный по отношению к другим возможностям людей и выстроенный фокус действия человека. Этот реально обнаруживаемый фокус действия и определяет конкретное видение и мышление говорящего.

Идея так понимаемой позиции тесно связана с представлением Василия Васильевича Давыдова о воображении. Воображение, по В.В. Давыдову и Э.В. Ильенкову, обеспечивает видение себя глазами обобществленного и обобщенного человечества. Вот что по этому поводу пишет В.В. Давыдов:

«Но наличие обращения, я уже намекнул на это, предполагает представленностъ у отдельных индивидов, того или иного коллективного субъекта позиции возможностей окружающих людей. В пределе — всех людей. Вот такую представленностъ у отдельных индивидов позиции возможностей всех других людей Э. Ильенков называл идеальныму человека. Я называю это, вслед за Ильенковым, идеальным планом, наличествующим у индивида.

Но обращение к другим людям тех или иных индивидов возможно только при осуществлении ими той или иной рефлексии над собственным действием: оно неудачно, или требует вспомоществования, оценки или контроля, который мне не по силам, который может осуществить кто-то другой. Поэтому такой компонент, как обращение, предполагающий за собой идеальный план, предполагает вместе с тем и рефлексию человека, направленную на самого себя, на свои действия, на свой компонент деятельности внутри коллективной.

Ильенков прямо писал о том, что представленность позиции возможностей других людей у отдельных индивидов осуществима только благодаря воображению. Именно благодаря воображению человек может смотреть на себя глазами других людей. Благодаря представленности в отдельном индивиде позиции возможностей других людей.

И когда мы рассмотрим у отдельного индивида наличие идеального плана, функционирование этого идеального плана посредством воображения, носителя индивидуальной деятельности...

...Идеальный план, воображение Ильенков называл сознанием человека, следуя за важными теоретическими соображениями Маркса, а Маркс это взял в значительной степени у Гегеля. Идеальный план, возникающий из обращения людей друг к другу, — это основа человеческой культуры. Воображение, которое функционирует для реализации идеального плана, Ильенков называл сознанием.

Я не буду цитировать Ильенкова, но на странице 264 сборника его работ «Философия и культура», вышедшей в 1991 году, сказано: сознание, собственно, и возникает тогда, когда у отдельного человека есть возможность посмотреть на себя глазами других людей. Это значит, «глаза» других людей (глаза тут, конечно, метафора) должны быть представлены у отдельного человека. Это может быть представлено только идеально.

Причем Ильенков в нескольких местах своей теории идеального отмечает: идеальное позволяет человеку осуществить сверхтаинственный акт, когда он смотрит на тебя глазами всех других людей, не вступая поочередно в позицию каждого. Это действительно таинственность; это связано с функционированием воображения»(Давыдов В В Последние выступления — М, 1998. С.15-16).

То есть это своеобразная проекция самого себя на плоскость общественно-значимых позиций.

Но как формируется сама эта плоскость значимых идеальных позиций?

Набор идеальных позиций, которые еще необходимо выделить в виде отдельных конструктивов, представляет собой формируемую идеальную сферу-среду, относительно которой должна быть сориентирована и выстроена энергия собственного действия. По всей видимости, самоопределяясь, человек и пытается для себя представить весь набор возможных идеальных позиций, относительно которых он будет простраивать свое собственное позиционное действие.

За счет этого набора позиций, которые в мышлении и понимании можно было бы реализовывать одновременно, человеку и удается выйти за границы социальной организации и устоявшегося привычного социально-ролевого поведения. Более того, вводя набор одновременно большого числа идеальных позиций, человек может начинать игру с социальной организацией, реализуя игровое отношение, действуя то внутри пространства введенных идеальных позиций, то внутри системы институциональных мест и ролевых ожиданий.

Выделение плоскости идеальных позиций позволяет «расколоть» однозначность и вмененную заданность социального пространства и выйти за его пределы, но не в пустоту, а в отношение к нему. Понятно, что позиционное видение, с одной стороны, определяется опытом действия, но, с другой стороны, связано с возможностью понимать направленность и принципы действия других людей. Выделение позиционного пространства связано с выбрасыванием впереди себя как бы всех представимых возможностей действия в данной ситуации.

Уважаемые Разведчик и Следователь! Могли бы вы построить свою собственную схематизацию отличия места от роли, от персонажа и от позиции?

В том случае, если возникает структурированное позиционное пространство, которое является идеальным пространством по типу пространств геометрии, то внутри него возможны определенные перемещения, передвижения, ходы и переходы, результаты которых фиксируются в структуре позиционного пространства как система связей.

Философом и методологом П.В. Малиновским была выдвинута очень интересная идея разработки конструктивного языка для именования всех подобных связей между заданными и представленными позиционными точками пространства. Так, отношение и связь противодействия одной позиции к другой он предложил называть оппозицией, отношение наложения одной позиции на другую — суперпозицией; введение новой позиции на основе анализа действия другой позиции — суппозицией к предшествующей позиции; выход за сферу действия определенной позиции и фиксацию этой внешней позиционной точки по отношению к заданной позиции — транспозицией; отношения из сферы действия к заданной позиции — циспозицией; фиксируемый тип отношения одной позиции к другой, позволяющий осуществлять разметку пространства, — диспозицией.

Дорогие Разведчик и Следователь! Можете ли вы создать на основе введенных понятий конструктивистский алфавит позиционного анализа и предложить тип позиционного исчисления, соединяя единицы алфавита в своеобразные позиционные высказывания, — в рамках осуществляемого анализа позиционного пространства?

Формируя подобное позиционное пространство, человек может по нему перемещаться.

Основное требование подобных переходов от позиции к позиции заключается в правиле: «Меняешь позицию — меняй мышление». Каждая из позиций задает собственное видение и собственные возможности понимания.

Когда человек занимает определенную позицию или осваивает конкретную позицию, могут происходить две диаметрально противоположные вещи: человек может выстраивать и открывать для других людей и коллектива целую сферу действия и понимания, и он же может прятаться за обозначенную и маркированную позицию как своеобразную позиционную маску, которая в этом случае выступает в качестве определенного социального опознавательного знака.

В конкретной жизненной ситуации на человека может быть надето большое число ролевых и позиционных масок, которые позволяют ему маскировать собственное понимание и сознание. Идею выделения подобных масок, надетых друг на друга, при анализе конкретного человеческого поведения, предложил выделять В.А. Лефевр.

Очень часто, когда человек складывает новую форму действия, нет готовой позиции для обозначения данного типа мышления и действия. И тогда человек сначала должен создать имя, которое будет закреплять еще только намечаемый им тип действия. Имя может обозначать целый класс позиций, которые в дальнейшем должны быть различены и дифференцированы друг от друга. Имя — первичная исходная характеристика, которая позволяет человеку удерживать свою собственную идентичность.

Мы подошли к тому, чтобы зафиксировать, что на человека могут быть надеты несколько позиций одновременно, например, по типу масок или по типу позиционной структуры, по типу удерживаемого им индивидуально коллективного действия.

Но и определенная частная позиционная функция может быть выделена из позиционного пространства, отщеплена и превращена в полноценно действующего человека. В этом случае мы сталкиваемся с феноменом куклы.

Кукла — это и есть не что иное, как превращенная в человека отдельная позиционная функция, будь-то функция наблюдения, высказывания или действия.

Создание куклы является обратной операцией по отношению к позиционированию. Позиционирование основано на выделении идеальной функции, отличной от других функций и реализуемой только одновременно со всем позиционным пакетом, а выдвижение куклы связано с морфологизацией отдельной позиционной функции и ее обособленной реализацией в социальном пространстве.

Введение кукол в социальное или ролевое пространство позволяет отстраненно, как бы извне, увидеть структуризацию социального пространства. Кукла выступает своеобразной точкой входа в социальное пространство, которое за счет подобного помещения в это пространство куклы с закрепленной за ней функцией может быть опознано и освоено. В то же время кукла позволяет изучить проявление закрепленной за ней функции в разных социальных средах.

На основе фиксированных функций разных кукол можно изучать определенную социальную среду, а на основе рядов фиксированных сред можно изучать «поведение» (особенности проявления) определенной позиционной характеристики.

Кроме того, кукла позволяет моделировать пространства, вводя туда неспецифические позиции, или позиции, социально-отсутствующие, но присутствующие в этих пространствах для нашего сознания или для сознания художника.

Так, например, Е.Л. Шифферс в фильме «Путь царей» вводит фигурки, созданные пермскими мастерами резной религиозной скульптуры (очень редкой для православной традиции), для изображения присутствия Государя и его семьи, чтобы выразить и заставить нас пережить реальное присутствие Святых для главного участника фильма — Марии Шифферс, дочери Е.Л. Шифферса, — и тем самым восстановить устройство реальности сознания, переживающего общение с Царской Семьей, для зрителя.

Чем важна позиционность и позиционные пространства для самого коллектива и самой общности? Позиционное пространство, первоначально создаваемое как возможное и потенциальное, может быть, затем обращено на общность, чтобы построить ее восприятие и провести ее познание. Появляющееся позиционное пространство позволяет выявить реальную позиционную структуру общности. Как только эта структура оказывается обнаружена, тут же может быть спланировано ее проектное преобразование и изменение. В этом состоит огромная сила и назначение схематизации — построения позиционного пространства как средства преобразования и изменения общности.

Но основной вопрос заключается тогда в том, а воспримут ли члены группы или коллектива предложенный им позиционный проект как руководство к действию для самопреобразования?

Если это происходит, и члены группы, и члены коллектива начинают входить в предложенное позиционное пространство, то в этом случае на основе позиционного анализа начинает складываться общность.

Общность — это такое образование из людей, в рамках которого люди соотносят свои позиционные видения и оказываются способны вырабатывать обобществленный позиционный план восприятия реальности. Здесь позиционные схемы выступают в функции средства соотнесения энергетики (энергетических динамических токов) разных участников общности. В этом месте можно было бы уточнить понятие схемопотока. Схемопоток течет не откуда-то из космоса в индивидуальное сознание человека, а схемопоток есть не что иное, как обмен разными схематизационными видениями между членами общности по поводу реально текущей жизненной ситуации и по поводу будущего. На основе разных позиционных образов люди ставят задачу прорываться к сознанию другого человека. Именно общность является носителем мыследеятельности, поскольку именно она ставит задачу вырабатывать и удерживать единую платформу действия, обобществлять разные способы и формы мышления ее участников, добиваться взаимопонимания между ее членами, занимающими разные позиции в системе практики.

Общность не зависит от институциональных контекстов и административных систем, форм организации деятельности, напротив, ее члены могут становиться участниками разных институтов, разных мыследеятельностных контекстов, сохраняя единство членов общности, формируя единое поле понимания и взаимодействия. Именно общность является системой формирования реальности и субъектом познания.

Формирование позиционных схем, которые могут быть реализованы одновременно разными членами общности, дает уникальную возможность формирования новой реальности, ее познания и проектирования. Поэтому принципиальная идея позиционного языка состоит в том, чтобы построить форму единовременного действия в системе социальной реальности одновременно с нескольких разных позиций. Именно создание подобного позиционного схематизма, реализуемого всеми членами общности, обеспечивает формирование метода освоения и познания социальной реальности.

Подобный взгляд на устройство социальной общности очень тесно связан с идеей Г.П. Щедровицкого об изначальной коллективности процессов мышления. Идея коллективности предполагает одновременную реализацию разными участниками группы единых позиционных принципов, которые обеспечивают моментальное присвоение способов действия и понимания всех других участников в конкретной ситуации.

В этом случае мы как бы сталкиваемся с идей рассредоточенного и распределенного субъекта, прорьшной опережающей группы, отряда, который осуществляет согласованный процесс познания, проектирования, преобразования социальной реальности. Но когда мы говорим о своеобразной «нанизанности», кристаллизации понимания вокруг единой позиционной схемы, определяющей способ действия членов общности, мы характеризуем некую «фотографию» состояния, в которой находятся члены данной общности.

Реально же мы имеем дело с процессами изменения и эволюционного развития данной конкретной общности, либо с взаимодействием представителей разных общностей и разных групп друг с другом. И в конкретном процессе коммуникации и взаимодействия разных групп и разных людей друг с другом этих два принципиально разных процесса оказываются скрыты.

Процесс эволюционного развития мыследеятельности отдельной группы достаточно подробно, но с разных позиций описывали Г.П. Щедровицкий и Ю. Энгештрем. Последний, анализируя механизмы развития мыследеятельности, выделял так называемый расширенный цикл (expansive cycle), на котором возникала необходимость создания новых средств деятельности. Процесс взаимодействия эволюционирующих и движущихся на разных принципах общностей, которые попадают в зону контакта, анализировал и СВ. Попов, рассматривая проблему общественных изменений.

Нам важно обозначить в этой точке следующий весьма принципиальный и важный вопрос: коммуникативное взаимодействие, формирование расширенного цикла деятельности и построение взаимопонимания с еще одним общественным субъектом — общностью, имеющей историю своей собственной эволюции, являются двумя сторонами общей проблемы.

Ведь для того чтобы осуществить расширение плацдарма деятельности по Энгештрему, приходится осуществлять процесс взаимодействия с другими общественными группами, включенными в разные общественные институты. Этим другим группам и приходится предлагать и демонстрировать созданные способы и методы движения. И даже тогда, когда осуществляется процесс рекрутирования в группу новых членов и их обучения, исходная группа — акцептор вступает через включаемого в собственную работу с общностью, к которой прежде принадлежал данный человек.

E. Шифферс предлагал рассматривать процесс формирования общности как мистическо-космическое событие, в котором каждый приходящий в общность новый ее член приносит в коллектив не только общественный опыт, но и свою родовую энергетику, мистический энергетический потенциал своих прародителей, может быть, им не осознающийся и не понимаемый, но действующий через него. И этот потенциал может развалить и разрушить Эгрегор — своеобразный коллективный дух общности.

С энергетико-мистической точки зрения, формирование группы является «жестоким» и бескомпромиссным процессом. Никакие рефлексии и взаимопонимания здесь не помогут, если включатся энергии взаимоуничтожения членов группы. И наоборот, для того, чтобы устанавливать взаимопонимание с группами, имеющими собственную историю мыследеятельностной эволюции в той или другой области или сфере общественной практики, необходимо, по крайней мере в формах собственного понимания, выходить за границы и рамки сложившейся мыследеятельности.

Мы совместно с Н.Г. Алексеевым предложили называть этот выход процессом трансценденции за сложившуюся систему коллективной мыследеятельности. И, безусловно, осуществление подобного движения всегда связано с экзистенциальным риском, поскольку в результате подобного взаимодействия коллектив может потерять результаты предшествующего эволюционного движения и быть редуцированным до решения некоторой локальной точечной задачи.

Более того, данная ситуация своеобразной экспансии, расширенного введения и вброса позиционных деятельно-стных схем или наоборот, проблематизации и критики собственных схем, и принципов и оснований движения, резкого сужения границ их применимости составляет основную суть и «природу» общественного.

Понимание того, что общественное поле абсолютно неоднородно: с одной стороны, в нем существуют пустые разрозненные атомизированные индивиды и случайные группы, коллективы, складывающиеся по случаю (адхок-кратия, как ее определяет Тоффлер; Adhoccracy — термин, введенный Тоффлером, — власть, формирующаяся на основе действия групп, оформившихся по случаю — для выполнения какой-то локальной задачи), а с другой — существуют упругие, жестко организованные, имеющие свою собственную эволюционную историю и принципы действия общности, способные восстанавливать и наращивать уровень сознания ее членов, — является своеобразным откровением для того, кто всматривается в социальный ландшафт современной России.

Одновременно необходимо осознавать, что эти «упругие» группы-общности, не растворяемые в общественно-коллективной аморфии, движутся по «пересеченной местности» действующих разрушенных социальных институтов, организаций, внутри которых они реализуют содержательные цели и задачи.

Исчезновение подобной структурированной общности, имеющей опыт деятельности и собственную историю движения, приводит, как правило, к гибели организации или института.

Основные типы контактов, обеспечивающих усложнение двух контактирующих общностей за счет взаимодействия с другими общностями, могут быть определены как симметричные или асимметричные.

В случае симметричного контакта результат взаимодействия присваивается обеими общностями. Если же контакт асимметричный, —результат взаимодействия присваивается одной из данных групп.

Соответственно, симметричные и асимметричные контакты по освоению эволюционного опыта движения могут быть выделены в области традиции и истории, институци-онально-сферных и инструментально-технологических взаимодействий, а также в области антропологических взаимодействий.

Например:

Данные представления о взаимодействии разных общностей друг с другом могут быть представлены в таблице, приведенной на следующей странице.

Дорогие Разведчик и Следователь! Как бы вы могли схематизировать и представить схематически содероюание данной таблицы?

Осуществление каждого из этих контактов предполагает использование специальных средств схематизации, обеспечивающих, соответственно, либо процесс заимствования, либо процесс передачи, либо процесс синтетического формирования нового способа действия. Именно в подобной ситуации решение задач позиционной схематизации становится особенно значимо и принципиально.

Области взаимодействий Асимметричный контакт Симметричный контакт
Эволюционной традиции и истории С позиции одной общности — присвоение одной общностью истории и традиции другой общности, которая теперь может стать историей данной общности. С позиции другой общности — обеспечение процесса передачи Расширение исторической базы и традиции каждой из общностей, за счет того, что во взаимодействии и контакте каждая общность присваивает другую неизвестную для нее традицию и историю, формируя новую базу традиции
Институционально-сферных С позиции одной общности — присвоение одной общностью опыта действия в сфере общественной практики, разработанного другой общностью. С позиции другой общности — обеспечение процесса передачи Формирование нового способа действий одновременно в нескольких сферах общественной практики и социальных институтах
Инструментально-технологических С позиции одной общности — присвоение членами одной общности незнакомого им принципа, средства действия, используемого членами другой общности. С позиции другой общности — обеспечение процесса передачи Формирование синтетического способа действия, основанного на объединении возможностей движения первой и второй общности
Антропологических С позиции одной общности — присвоение членами одной общности нового видения, принципов идентичности, установок сознания и образцов поведения, культивируемых членами другой общности. С позиции другой общности — демонстрация образцов Формирование синтетического способа действия, основанного на объединении возможностей движения первой и второй общности

Причем оно может оказаться связанным с переопределением\ и анализом самих позиционных алфавитов, поскольку значки позиций и способы их использования с точки зрения одной группы могут иметь совершенно иное значение, чем с точки зрения другой.

Для того чтобы обеспечить освоение нового опыта мыследеятельности, нужны своеобразные позиционные схемы, позволяющие отрефлектировать ограничение собственного имеющегося способа действия. Для обеспечения процесса передачи необходимы своеобразные позиционные схемы входа в форму чужого опыта, позволяющего выстраивать способ действия в новой для себя реальности. Но принципиальным моментом являются симметричные формы контакта, для обеспечения которого построение схем с позиции одной группы, или с позиции другой группы, оказываются принципиально невозможны — они будут нарушать и разрушать симметричность.

Для обеспечения симметричного контакта между общностями, имеющими уникальный опыт, необходима специальная проектная работа по созданию нового позиционного пространства из третьей, принципиально иной позиции, нежели позиция каждой из представленных ранее общностей. Выход в эту третью позицию для проектирования новой позиционной инфраструктуры, позволяющей включаться представителям каждой из двух общностей внутрь нее, тождествен ряду принципиальных идей технологии проблематизации (см. Метапредмет «Проблема»).

Как известно, в ситуации проблематизации тезисы каждой из позиций жестко противопоставляемые и сталкиваемые, не могут быть синтезированы и объединены на основе видения одной из данных позиций. Точнее, результаты подобного синтеза с точки зрения одной из позиций не могут быть никогда приняты с точки зрения другой позиции. Необходим выход в третью позицию, действие которой позволяет создать совершенно особое — третье видение, предлагающее вариант синтеза двух точек зрения На основе частичного отказа каждой из позиций от своих оснований и представлений.

В случае организации симметричного контакта двух общностей мы имеем дело с подобной ситуацией: необходим выход в специальную третью позицию, функционально отличающуюся от первой и второй, для построения новой позиционной инфраструктуры, позволяющей в преобразованном виде синтезировать и включить внутрь этой инфраструктуры важнейшие характеристики каждой из позиций.

Никакие ухищрения внешнего предъявления и выражения собственной эволюции, собственных форм и способов объективации мыследеятельности одной общностью не помогут обеспечить подобный симметричный контакт. Выход в третью позицию может восприниматься как некоторый своеобразный тоталитаризм с точки зрения каждой из двух общностей. Но это тоталитаризм культуры и идеализации, а не похотливых желаний власти.

Создание подобной единой позиционной инфраструктуры невозможно переоценить, обычно ее разработчики становятся предметом всеобщих поношений, а результатами подобной разработки пользуются с удовольствием все желающие.

В настоящий момент актуальной задачей создания подобной единой позиционной инфраструктуры является построение единого партийного пространства, позволяющего объединять в нем правые партии, ориентированные на создание в России благоприятной деятельности для крупного капитала, и левые партии, заинтересованные в культивировании общественных ценностей с позиций личности, формирования социально-ориентированного государства, развития современных форм организации массового производительного труда.

В результате нормирования новой единой партийной позиционной инфраструктуры маргинальными крайними группами должны оказаться как СПС с ее радикальным настроем на тотальную приватизацию, так и КПРФ, с ее ностальгией по «советскому прошлому».

Именно поэтому задача выхода в третью позицию заключается в том, чтобы сформировать новый принцип инфраструктурной репрезентативности.

Разведчик и Следователь! Предлагаем вам материал профессора М.Д. Дворкина, в котором представлена его идея структурирования политического поля России. Осуществите схематизацию данного текста, попробуйте определить его позицию:

СТРУКТУРИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛЯ РОССИИ (социально-экономический аспект партийного строительства)

Тезисы

[ ... ]

П. Электоральная структура политического поля России. Социально-экономические, конституционные, международные и организационные побудительные причины ее формирования. Анализ устойчивости.

1. Правый блок. Состоит из демократических партий, программы которых невнятно отличаются от программы праворадикальной партии «Демократический выбор России».

Правый блок можно обозначить как «Партия капитала».

Устойчивость блока в период выборов Президента.

2. Левый блок. Состоит из партий национально-патриотической ориентации. Центром кристаллизации блока является леворадикальная КПРФ. При схожести социальных разделов программ, партии блока, за исключением КПРФ, не имеют методологически выраженных и теоретически обоснованных экономических разделов программ.

Левый блок можно обозначить как «Народно-патриотическая партия».

Анализ устойчивости блока в период выборов Президента.

[ ... ]

4. Харизматические лидеры — блуждающиеполитические форварды. Их роль — определяющая при формировании коалиций в условиях двухполюсного электорального поля с большой размытостью и невнятностью социально-экономических программ партий при наличии большой массы протестного электората. Они опасны для общества из-за непредсказуемости и отсутствия четко выраженных, теоретически и методологически определенных социально-экономических программ и программной регламентации их политики, и не только на переходный период. Опасность усиливается в условиях еще не сложившегося правового государства.

[ ... ]

Партия национальных интересов, чья деятельность направлена на развитие национальных производительных сил, и есть все основания ее назвать «Демократическая партия труда».Тактические цели партии труда и партии капитала разные. Неучет этого при формировании экономической стратегии является убийственным для наших производительных сил, учитывая их структуру и качество.

Партия капитала, делая упор на свободу капитала, в специфических условиях российской государственности предопределяет слияние интересов капитала и власти вопреки интересам труда.

Программа Демократической партии труда формирует паритет интересов национальных производительных сил и капитала, создает условия для слияния этих интересов.

Программа способна использовать естественные тактические противоречия интересов национального реального сектора экономики и капитала по критерию оптимизации развития национальных производительных сил. Тем более, что эти противоречия в какой-то мере положительные, не классовые, а средств и методов развития экономики, развития труда и капитала. Это важно учитывать еще и потому, что социальные возможности государства определяются не только эффективностью национальной экономики, но и способами ее достижения и поддержания. Важно отметить, что эти способы определяются только критерием экономической эффективности.

Следует подчеркнуть, что постоянно действующая базовая часть экономической программы Демократической партии труда не содержит неэкономических критериев развития экономики и в этой связи не несет в себе напрямую социалистические и даже социал-демократические идеи. Однако структура и содержание финансово-экономических механизмов и необходимых технологий прямого государственного управления, определяющих эффективность экономического развития, предполагают быстрое становление социально ориентированного государства. Именно поэтому Демократическая партия труда должна в основном объединить ту часть общества, которая формирует его производительные силы. В социально-экономическом и политэконо-мическом плане эта партия созвучна с любой партией власти США и Великобритании, но все же ближе всего она к Лейбористской партии Великобритании.

Демократическая партия труда является не классовой (в марксистском определении)партией, но в настоящее время ее программа наиболее созвучна среднему классу и именно поэтому предполагаются ее массовость и политический вес.

Учитывая структуру политического поля России, программа этой партии естественно удовлетворяет потребностям многих партий и движений, вынуждено примыкающих к двум радикальным центрам (правый и левый). И в этой связи электорат Демократической партии труда сложится из электората правого и левого блоков, в основном оставив там устойчивый электорат Демократического выбора России — партии капитала и электорат ортодоксальных коммунистов. Электоральные возможности Демократической партии труда усиливаются тем, что в своей определяющей части ее программа является постоянно действующей, что в принципе исключает потребность в эклектических построениях временного применения.

Можно предвидеть, что со временем, борьба за электорат подвигнет партию капитала на принципиальную корректировку своей программы, разворачивая ее в сторону национальных инте-- ресов. Это будет непременно. Можно предвидеть, что постоянно действующая Демократическая партия труда будет сосуществовать с другой массовой партией, чья программа в своей определяющей части мало чем будет отличаться. Таким образом, в России может сложиться цивилизованная система передачи власти. Начало создания такой системы даст Демократическая партия труда. Быстрое становление этой партии без достаточного исторического периода ее развития станет возможным благодаря вышеуказанным теоретическим разработкам и велениям времени. Эта партия обречена выиграть президентские выборы в ... году, а ее лидер будет Президентом.

Самое главное заключается в том, что это единственно возможный шанс для России стать демократической страной с обустроенной и эффективной экономикой и социально обустроенным населением.

Создание Демократической партии труда в корне разрушает незрелые рассуждения о центристской, правоцентристской и левоцентристской партиях. Такие представления строятся исходя из имеющегося двухполюсного политического пространства и базируются на радикальных его компонентах. Все это происходит из-за отсутствия объективного теоретического и методологического обеспечения партийной социально-экономической программы национальных интересов, что вынуждает формировать эклектический программный продукт. Да, Демократическая партия труда — в настоящих условиях центристская партия. Но как это будет выглядеть, когда в стране будут две массовые партии — партии власти, чьи программы будут полностью соответствовать принципам правового государства и нести в себе финансово-экономические механизмы, оптимизирующие социально-экономическое развитие общества. А наряду с ними будут существовать десятки и сотни разных карликовых партий, не имеющих никакого политического веса, чьи программы будут строиться на ложных теориях, сиюминутных ситуациях, субъективных представлениях и др.

Очень важно, чтобы вы понимали, что формирование позиционных схем, позволяющих сталкиваться двум общностям, коммуницировать друг с другом, сорганизовываться, ни в коем случае не может рассматриваться как самоцель.

Подобные позиционные схемы, представленные на экранах мышления, — своеобразные «узлы» переходов между процессами понимания и рефлексии, которые движутся через общности. Точно так же, как анализ всего набора машин и механизмов, форм стыковки их друг с другом позволил поставить вопрос о формах передачи движения, изменения его направления (см. Степин В. С. Теоретическое знание — М, 2000 С. 82-83), так и позиционные схемы, стоящие за ними алфавиты и формы их соотношения позволяют ставить вопрос о движении и циркуляции процессов мыследеятельности, а также более тонких энергийных процессов — через общность или систему общностей.

Общность при этом не сводится ни к какой иерархической структуре, она является полем объеденных личностей и сознаний, порождающих любые структурации и иерархии. Поэтому, если за счет общности удается синтезировать и связывать разные поля практики, разные сферы мыследеятельности, то удается и получить новый практический результат.

Общность формируется вокруг служения определенному типу личности... и определенной бесконечной задаче. Собственно это служение и создает антропологию членов общности, их идентичность.

Общность является способом формирования новой реальности и нового мира, поскольку внутри нее создается сознание и принцип деятельности, общность может внутри себя «снимать» и преобразовывать любую социальную иерархию, выходя к принципу порождения ключевых, образующих устройство социальности позиций. Для этого позиции не должны однозначно закрепляться за членами общности, но быть идеальными принципами, через которые может проходить каждый член общности.

В том случае, когда позиции превращаются в систему мест и закрепляются за конкретными людьми, общность как живое порождающее жизнь целое умирает, превращаясь в организацию. Это связано, на наш взгляд, с тем, что исчезает своеобразный смысловой и энергийный ток,который и выражается в позиционном языке, но однозначно к нему не сводится.

Возможность членов общности порождать любые социальные позиции делает общность миропорождающим образованием. Об этом очень интересно пишет протоиерей Николай Афанасьев:

«Прямые свидетельства Писания о священническом служении членов Церкви немногочисленны, но настолько определенны, что не требуют особых толкований. В своем послании Св. апостол Петр обращается ко всем христианам: «И сами, как живые камни, построяйте ( ) из себя дом духовный, священство святое ( ), чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу, Иисусом Христом... Вы род избранный, царственное священство ( ), народ святой, люди взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, а ныне помилованные» (I Пе. 2,5,9,10). В Апокалипсисе мы читаем: «Соделавшему нас царями и священниками ) (2) Богу и Отцу Своему, слава и держава во веки веков» (1,6); «И соделал нас царями и священниками ( ) Богу нашему; и мы будем царствовать на земле» (3) (5,10), и «они будут священниками Бога и Христа, и будут царствовать с Ним тысячу лет» (20,б)(Прот Николай Афанасьев Церковь Духа Святого — Рига, 1994 С 9).

«Царственное священство стало реальностью и основой жизни Церкви. В Ветхом Завете служение во храме было доступно одному левитскому священству, а в Новом Завете служение в Церкви, как живой и нерукотворенной Скинии, распространяется на всех членов Церкви. Новозаветный народ составлен из царей и священников, он весь свят, и «в его собрании Господь, а потому он не поглощается землею и не истребляется огнем. Весь новозаветный народ служит Богу не в ограде храма, а в самом святилище, в Котором он весь находится»(Прот Николай Афанасьев Церковь Духа Святого — Рига, 1994 С 11).

«В католической церкви только те, кто состоят в клире, могут принимать участие в этих областях служения в зависимости от степени, которую они занимают в клире. Школьное учение православной церкви менее решительно, чем католическое, а фактическая жизнь православной церкви на деле до некоторой степени опровергает само школьное учение. Школьные системы сделали все. чтобы обескровить совместное служение народа Божьего и оторвать его от особых служении в Церкви. Вековое стремление в этом направлении дало свои результаты. Оно не убило окончательно дело служения лаиков в Церкви, но сделав из них мирян, лишенных общей харизмы царственно-священнического служения, оно дало ему неправильное направление, Естественное стремление мирян к действованию в Церкви, не находя своего правильного выражения, часто выступает в недолжных Нормах. Как житейские, миряне житейски стремятся действовать в Церкви, обращая Церковь из благодатного организма в правовой. Для благодатного действования мирян не оказалось места, когда было «забыто» учение о царственно-священническом служении народа Божьего, а поэтому оставалась только возможность для действования их в Церкви на правовой основе. В силу этого миряне допускаются к служению в тех областях, которые не относятся к царственно-священническому служению народа Божьего, а являются принадлежностью особых служений на основе особых даров, которых не имеют лайки»(Прот Николай Афанасьев Церковь Духа Святого — Рига, 1994 С 38)

«Может ли епископ или пресвитер совершать богослужения без народа Божьего? Чтобы ответить на этот вопрос, надо решить вопрос о том, кто является совершителем таинств и священнодействий в Церкви. Для школьного богословия этот вопрос в лучшем случае праздный, как давно решенный. Совершителями таинств являются священники, т. к. они в таинстве хиротонии поставлены на совершение священнодействий, а тем самым миряне не являются совершителями богослужений, т. к., они не получилипосвящения.

Несмотря на категоричность этого ответа, все же позволительно вопросить об этом Писание и Предание. На это вопрошание Церковь отвечает учением о священническом достоинстве лаиков. Если это учение — живая и действенная истина, а не мертвая буква, то совершителем всех священнодействий является весь народ Божий, как состоящий из священников. Было бы неправильно делать из этого вывод, что каждый лаик в отдельности является совершителем священнодействий или, что пресвитер или епископ в отдельности от остальных верных совершают таинства. Священнодействия совершаются Церковью в Церкви, которая есть собрание народа Божьего. Это означает, что таинства и священнодействия совершаются в церковном собрании молитвенным призывом народа Божьего, который включает в себя, как лаиков в узком смысле этого слова, так и церковную иерархию. Каждый лаик является совершителем священнодействий, но обязательно совместно с остальным народом Божьим и обязательно совместно со своими предстоятелями»(Прот Николай Афанасьев Церковь Духа Святого — Рига, 1994 С 39)

Основная идея общности состоит в том, что выявленные позиции или разделенные операциональные способы действия членов общности становятся предметом сначала понимания, а затем освоения со стороны всех членов общности. Будучи выявлены и зафиксированы в схеме, они затем могут стать предметом преобразования.

В результате подобной организации выделенные позиции не становятся при понимании целого границами и точками остановки в движении каждого члена общности, но, наоборот, выступают специальными интенциональными окнами, управляющими освоением общего поля деятельности и позволяющими входить в своеобразные особенности работы каждого участника коллективной мыследея-тельности.

При данной организации всякая общность является обязательно образовательной общностью, где каждый ее член Может присваивать антропологическое богатство других.

В этом случае позиционные схемы позволяют обобществлять индивидуально неповторимые формы видения предмета, обсуждения и преобразования.

Таким образом, мы еще раз подошли к утверждению того, что позиционные схемы не могут подменить собой понимание, но они могут помочь контролировать правильность понимания.

«Характерным примером в этом отношении может служить формирование теории машин и механизмов. Первые шаги к ее созданию были сделаны еще в эпоху первой промышленной революции и были связаны с задачами конструирования относительно сложных машин (подъемных, паровых, ткацких, прядильных и т. д.). Их разработка основывалась на использовании в качестве базисных компонентов так называемых простых машин (блок, ворот, винт, рычаг и т. п.), исследование которых было важным исходным материалом открытия законов механики (программа Галилея). Но в процессе конструирования выяснялось, что работа большинства сложных машин предполагает преобразование движения с изменением его характера, направления и скорости. Поэтому главная проблема состояла не столько в выделении «простых машин» в качестве компонентов сложных, сколько в разработке теоретических схем их состыковки и преобразования присущих им типов движения. Потребности решения этой проблемы постепенно привели к созданию вначале отдельных теоретических моделей, а затем и фундаментальной теории машин и механизмов. Разработка последней была завершена в первой половине XX в. (В.А. Ассур, В.В. Добровольский, И.И. Артоболевский). Характерной ее особенностью стало не только создание методов расчета существующих типов машин и механизмов, но и предсказание принципиально новых типов, еще не применявшихся в практике (подобно тому как периодическая система элементов, созданная Д.И. Менделеевым, предсказала существование еще не открытых химических элементов, фундаментальная теория машин и механизмов предсказывала принципиально новые семейства механических устройств, до ее создания не известных практическому конструированию)».


8501488720745421.html
8501572727430208.html

8501488720745421.html
8501572727430208.html
    PR.RU™